?

Log in

No account? Create an account

Блог Владимира Якименко


Previous Entry Share Next Entry
И Бог шагнул в пустоту...
писатель, владимир, якименко
vyakimenko

 

Когда так много позади

всего, в особенности - горя,

поддержки чьей-нибудь не жди,

сядь в поезд, высадись у моря.

Оно обширнее. Оно

и глубже. Это превосходство -

не слишком радостное. Но

уж если чувствовать сиротство,

то лучше в тех местах, чей вид

волнует, нежели язвит.

 

Иосиф Бродский „С видом на море“

 

 

Одиночество – романтическая тема. Однако, об одиночестве не говорят просто так. Это очень интимная тема и главное – ее трудно выразить. Всегда есть опасность, что начнешь говорить, а тебя перебьют и будут рассказывать о своих проблемах. Поэтому на тему одиночества приятно пообщаться на каком-нибудь форуме, об этом пишут стихи и прозу. Некоторые авторы даже пользуются романтическим словом „одиночество“, чтобы привлечь внимание читателей. Я убежден, что роман Вишневского „Одиночество в сети“ обязан своим успехом на 99% названию. Да простят меня почитатели Вишневского, роман-то к одиночеству не имеет никакого отношения…

Одиночество - прекрасная вещь; но ведь необходимо, чтобы кто-то вам сказал, что одиночество - прекрасная вещь.“ Послушаемся Бальзака и попробуем доказать, что одиночество – прекрасная вещь.

Потому что одиночество на самом деле никакая не романтическая тема. У каждого свое понимание одиночества, так же, как и любви. Большинство сходится на мысли, что каждый человек одинок, потому что уникален. Однако, психологи считают одиночество конфликтом между личностью и социумом, болезненным состоянием, требующим помощи специалистов. Культурологи, да и сами деятели искусства, предпочитают считать одиночество (разумеется, не факт, а чувство) – источником вдохновения и самопознания. Историки относят одиночество к серьезным проблемам неиндивидуализированного общества, и в частности нашего, российского. Западные исследователи всерьез обеспокоены растущим чувством одиночества у жителей больших городов – они все больше и больше удаляются от природного мира и друг от друга. Маркес, когда написал свои „Сто лет одиночества“, говорил, что описывая семью Буэндия, в которой никто никого не любит, хотел показать, что семья ли, другое ли человеческое сообщество, где нет духовной любви, неизбежно обречено на одиночество и гибель.

Каждый из нас одинок в этом мире. Каждый заключен в медной башне и может общаться со своими собратьями лишь посредством знаков. Но знаки не одинаковые для всех, а потому их смысл темен и неверен. Мы отчаянно стремимся поделиться с другими сокровищами нашего сердца, но они не знают, как принять их, и потому мы одиноко бредем по жизни, бок о бок со своими спутниками, но не заодно с ними, не понимая их и не понятые ими,“ – считал Сомерсет Моэм. И на мой взгляд он абсолютно прав, единственное, что он упустил – причина, по которой наши спутники не знают, как принять „сокровища нашего сердца“. А причина, мне кажется, в том, что они сами хотели бы с нами поделиться, но мы им не внемлем.

Вспомните, когда вы себя чувствовали особенно одинокими? Может быть, когда произошло что-то неприятное и так необходимо было чье-то плечо, на которое можно было бы опереться, пожаловаться. И чтобы „плечо“ просто посочувствовало, просто выслушало. Но когда вы обращались к тем, кого считали друзьями и даже близкими людьми, оказывалось, что им тоже есть что сказать и этого гораздо больше, и на их взгляд, это гораздо важнее. 

И вот, в определенный момент вы понимаете, что у вас нет близких, что ни родители, ни дети, ни сестры, ни братья, ни друзья детства – никто не желает подставить „плечо“, когда вам плохо, но каждый ищет вашего плеча. Хорошо, если есть силы его подставить. Собственно, в этот момент и возникает здравая мысль: а нужен ли мне кто-нибудь? И вы остаетесь наедине с собой.

 „Одиночество — опасная вещь. Если оно не ведет тебя к Богу, оно ведет к дьяволу. Оно ведет тебя к самому себе.“ Американская писательница Джойс Кэрол Оутс, видимо, намеренно, не уточнила, есть ли разница между „собой“ и „дьяволом“. Большинство чувствуют себя неуютно наедине с самими собой. Дают знать проблемы, нечувствительные, когда ты отвлечен обществом. Дает о себе знать „тень“ – затертые и задавленные в глубине души желания и требования бессознательного. Внутренний голос начинает бубнить безостановочно, убеждая, что ты делаешь все неправильно, живешь неправильно, но это потому, что все вокруг еще более неправильные, уже почти негодяи, мерзавцы, и никто не хочет тебя слушать, и никому до тебя нет дела, и вообще, - все это пора прекратить… Человек слаб, а особенно он слаб в молодости, - и вполне может послушаться этого мерзкого внутреннего наставника…

Но одиночество может вести и к Богу. Посмотрите, как редко маленькие дети испытывают чувство одиночества. „Им принадлежит Царство Небесное.“ И это не слова. В их головах не раздается внутреннего монолога, сводящего нас с ума. Они непосредственно видят мир, естественно воспринимая его, как часть самого себя, а себя – как часть мира. И их „царство“ наполнено жизнью. Для них окружающий мир: деревья, трава, камни, облака, а также  все игрушки и вещи – живые. Мой сын до десяти лет прощался с нашим номером в каждой гостинице, где он прожил несколько дней. Один мой знакомый мальчик сидел три часа перед окошком стиральной машины, в котором вращалось его любимое одеяльце, он боялся, что одеялу в машине будет страшно одному. Мой племянник лет до тринадцати всюду возил с собой в рюкзаке пару плюшевых собачек – его друзей. И с тех пор, как он однажды оставил их дома, – он уже стеснялся их, – он стал чувствовать себя одиноким.

Конечно, для взрослых это не рецепт. И конечно, порой не хочется ни себя ощущать частью окружающего мира, ни его – частью себя самого. Проблема заключается в том, что мы считаем окружающим миром какой-то небольшой мирок вокруг себя: семью, место работы, город, где мы живем, в конце концов – страну. Но мир больше, подробнее. „Не знаю, решена ль// Загадка зги загробной,// Но жизнь, как тишина// Осенняя, - подробна.“ Пастернак, как всегда, лучше формулирует. Поэты, вообще, как можно заметить, относятся очень внимательно к подробностям жизни, поэтому для них одиночество, уединение – это возможность понаблюдать и видеть то, что за суетой праздного и пустого времяпрепровождения, которое почему-то зовется „общением“, мы не замечаем.

Но можем заметить, если выключим внутренний монолог и „станем как дети“. „Ты спросишь, кто велит,// Чтоб август был велик,// Кому ничто не мелко,// Кто погружен в отделку// Кленового листа// И с дней экклезиаста// Не покидал поста// За теской алебастра?“  

Да, „всего и надо, что вглядеться“. Причем, вглядется в то, что вокруг, а не в то, что внутри. Мы слишком мало времени в жизни тратим на то, чтобы познать мир вокруг нас, хотя бы немного. „Мелочи жизни“ мы считаем пустышками, на которые не стоит и внимание обращать. Мы насмешливо отмахиваемся от „паутинок, бликов солнца и опадающих листев“, считая, что сейчас не до этого. Сейчас главное, чтобы зарплату дали вовремя, бабы в соседнем отделе перестали бы сплетничать о тебе, курс евро не вырос бы и т.д., а потом в одночасье оказываемся одиноки в этом мире.   

И Бог шагнул в пустоту. И Он поглядел вокруг и сказал — Я одинок. Сотворю себе мир.“ Джеймс Уилдон Джонсон был первый в США университетский профессор – афроамериканец. Я думаю, что он не понаслышке знал, что такое одиночество. И знал, что единственный выход из этого – сотворить себе мир. А точнее набрать из уже существующего Божьего мира то, что дает тебе силы выжить, что позволяет тебе перестать чувствовать себя одиноким.



  • 1
Мне кажется, одиночество - это расплата человека за разум. То есть любой человек одинок по сути с той самой минуты, когда он осознал, что он это он, а всё, что снаружи - не он. Но - и тут с тобой нельзя не согласиться - одиночество не обязательно страдание. Можно о нем не думать, занимаясь творчеством, можно о нем забыть, веря, что рядом с тобой всегда Бог, можно не обращать внимание, если любишь другого человека и стараешься избавить его от одиночества.

И Бог шагнул в пустоту...

Как приятно читать твои прекрасные вдумчивые комментарии! Я бы еще добавил по поводу человеческого разума, что только тот человек перестает чувствовать себя одиноким, который осознав свое "Я", осознает также, что и мир вокруг него - во многом порождение этого "Я". Мы видим окружающий мир в силу своих возможностей. Один видит грязь и мерзость, другой - красоту и гармонию мироустройства, третий - несовершенство, четвертый - просто не понимает, что вокруг происходит. И между прочим, последних большинство. И они-то и склонны чаще всего чувствовать себя одинокими. Потому что разум - великая вещь, которой человек еще почти не умеет пользоваться. А инструкции нет...

Re: И Бог шагнул в пустоту...

Сейчас как раз читаю книгу о мозге и о том, как процессы в нем влияют на психическую сферу. Там проводится эта самая мысль, что мы в своих представлениях имеем дело не с реальным миром, а с той картинкой, которую дает наш мозг. Возможно, способность видеть мир прекрасным - есть дар, который доступен не всем?

Re: И Бог шагнул в пустоту...

Безусловно, этот дар доступен не всем. Это еще Фицджералд в "Великом Гэтсби" сказал "если тебе вдруг захочется осудить кого-то, вспомни, что не все люди на свете обладают теми преимуществами, которыми обладал ты". Но дело-то ведь в том, что каждый из нас считает, что у него этот дар есть, да еще ого-го какой. И все правы. Человек наделен невероятными по сравнению с животными "преимуществами". Однако, этот дар, как и любой другой требует неустанной работы, тренировок, репетиций. Словом чисто человеческой, разумной деятельности, направленной на созидание собственного мира, чтобы не быть одиноким, чтобы иметь смысл, чтобы открыть однажды, что истина и спасение его души заключается в осознании, что он есть часть большого и очень логичного мира, начавшегося задолго до его появления на свет и длящегося вечность... На этом фоне жалкие крики наши об одиночестве и непонимании выглядят смешно.

Re: И Бог шагнул в пустоту...

Иногда просто не получается=) Избавиться от чувства одиночества. И начинаешь думать, что если тебя пожалеют - то одиночество уйдет.

  • 1